.RU

Истоки и следствия в европейской


АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП:
ИСТОКИ И СЛЕДСТВИЯ В ЕВРОПЕЙСКОЙ
НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ*

А. Н. Павленко

Формулировка Б. Картером в 1973 г. антропного космологического принципа (АКП) первоначально в качестве объяснения совпадения Больших чисел (1040—1080), как и всякое крупное достижение или открытие, не выявила сразу, да и не могла этого сделать, весь спектр возможных интерпретаций факта присутствия во Вселенной наблюдателя. На сегодняшний день насчитывается как минимум четыре формулировки АКП и его интерпретации. Две из них предложены Дикке и Картером.

1) Слабый АКП: «Наше положение во Вселенной с необходимостью является привилегированным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием в качестве наблюдателей» 1. 2) Сильный АКП: «Вселенная (и, следовательно, фундаментальные постоянные, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существова­ние наблюдателей» 2. Третья формулировка — «АКП участия» (par­­ti­cipatory principle) — была предложена Дж. А. Уилером: «На­блю­­датели необходимы для того, чтобы Вселенная возникла» 3; четвертая — финалистская — Типлером: «Во Вселенной должна возник­нуть разумная обработка информации, а, однажды возникнув, она никогда не прекратится» 4.

Между тем каждая из приведенных формулировок содержит в себе помимо конкретного специфического понимания присутствия наблюдателя, еще и общую черту, независимую от конкретной интерпретации — признание некоторой корреляции между существованием наблюдателя, в роли которого в конечном счете выступает человек 5, и существованием наблюдаемой Вселенной с характерными параметрами. В дальнейшем нас и будет по преимуществу интересовать эта общая черта. Ведь именно существование этой корреляции позволяет говорить сегодня о совершенно особом подходе человека к объяснению Вселенной и своего места в ней. Особенность подхода, его новизна состоит в том, что в современных научных исследованиях может учитываться сам факт наличия корреляции, так, как если бы, например, масса электрона была больше существу­ющей в два с половиной раза, то атомы не смогли бы существовать и т. д. Другими словами, АКП как минимум выполняет роль ограничи­теля при выборе наиболее реалистических физических и космологических теорий и предлагаемых для объяснения фундаментальных свойств Вселенной научных парадигм 6. И как максимум АКП ставит свойства физической Веленной в зависимость от существования наблюдателя.

Однако анализ истории космологии, проделанный Т. М. Ид­ли­сом 7, говорит об обратном: общая эволюция научного знания от античности до наших дней имеет иное направление — от преодоления топо­цен­тризма к преодолению антропоцентризма (эгоцент­ризма) вообще. Сама программа построения новоевропейской науки предпо­ла­га­ла, по мнению одного из ее создателей — Галилея, совершенно отлич­ный от античности и средневековья подход: законы физики, а зна­чит, и фундаментальные свойства мира должны быть инвариантны относительно системы отсчета и тем более относительно наблюдателя.

Такую независимость свойств мира от человека, по мнению Картера, постулировал «принцип Коперника». В этом случае возникает естественный вопрос: почему же такой очистившейся от всякого антропоцентризма науке (космологии, астрономии и физике) понадобился антропный принцип? Он понадобился, говорит Идлис, «в качестве необходимого дополнения к характерному для нее (кос­мологии. — А. П.) полному устранению всякого эгоцентризма» 8. Другими словами, до сих пор исследователей интересовала связь АКП с физико-космоло­гическим познанием. Сам же принцип, точнее, факт его появления объясняется либо тем, что «идея уже витала в воздухе» 9, либо «необ­хо­димым дополнением». Но, спраши­вается, почему эта идея не витала в воздухе, скажем, в эпоху Ньютона, ведь он же знал, что существует гравитационная постоянная и что если небесные тела не притягивались бы друг к другу обратно пропорционально квадрату расстояния, а как-нибудь иначе, то сол­неч­ной системы не существовало бы, как не существовало бы и самого Ньютона? Почему потребность в таком «необходимом дополнении» насущно возникла в послед­ней четверти XX в., а не позже и не раньше? Исследователи не дают ответа на этот вопрос, видимо, считая его несущественным. Мы же считаем, что вопрос этот первостепенный и имеет не только научно-фило­софские основания, но как связанный с общей научной картиной мира и местом человека в ней затрагивает область, традиционно считавшуюся религиозной. Конечно, тот вид, в котором АКП был сформулирован и изложен Картером в 1973 г., не имеет прямых апелляций к религии, однако проблемы, которые он высветил, породили такое количество различных точек зрения, высказанных в том числе и с религиозных позиций, что категорически отрицать его причастность к названой выше области не представляется возможным.

^ Краткое обоснование метода

Обосновать метод в данном исследовании — значит ясно представить тот путь и те средства, которыми мы намереваемся получить искомый результат: обнаружить религиозно-философ­ские основания АКП. Особую трудность в получении такого результата составляют, безусловно, основания религиозные. Поэтому путь прямого — дедуктивного — выведения из содер­жания понятия «АКП» его религиозных истоков и оснований нам представляется малопродуктивным, так как тут могут возникнуть упреки в вольности интерпретации.

Мы будем идти, стало быть, не от необходимости принятия АКП к факту его принятия, а, наоборот, от факта принятия данного принципа к необходимости его принятия. Другими словами, формулировка АКП во второй половине XX в. и его принятие сообщест­­вом ученых рассматривается нами как собы­тие, которое должно было произойти с необходимостью. Необ­ходимость должна указывать на то, что АКП имел если и не прямые, то как минимум косвенные религиозные истоки, так как он заполнил ту пустоту, которая возникла в мировоз­зренческом фоне науки после ее секуляризации. Вселенная потеряла ту причину, которую Аристотель определил как causa finalis. «Часовой механизм» мироздания оказался подвешенным «в воздухе» вечной материи, без начала и без конца.

Однако и здесь может быть указана ошибка, проистекающая из «post hoc non est propter hoc».

Чтобы убедиться в ее отсутствии, обратимся к самому началу
европейской мысли — античной науке и философии.

^ Античный космос:
«подобие» Платона и «обособленность»Аристотеля

Представление о связи человека и космоса, об одушевленности космоса проходит красной нитью почти через всю древнегреческую мысль. Так, родоначальник милетской школы Фалес, по свидетельству Диогена Лаэрция, началом всех вещей «полагал воду, а космос — одушевленным (живым, 2emjucoq) и полным божественных сил (da0imoneq)» (фр. А. 27) 10. Согласно другому свидетельству (А. 23), «Фалес полагает, что бог — ум (no6uq) космоса, а Вселенная одушевлена и одновременно полна божеств...» Близких взглядов придерживался Анаксимен, утверждавший, по свидетельству Плутарха (В. 2): «Как душа наша,.. сущая воздухом, скрепляет нас воедино, так дыхание и воздух объемлют весь космос» («воздух и дыхание здесь употребляются синонимически...» (pne6uma ka9i _a0hr).

Не только в философии, но и в искусстве, ремесле и врачевании представление о тесной связи человека и космоса занимает центральное место. «Ионийские врачи и их ученики, — отмечает Вальтер Кранц, — запечатлели во фрагментах своих учений признание связи между Вселенной и Человеком, как, например, вот это: “Большое сообщество (koinon0ia) состоит из одушевленных живых существ”» 11.

Они также считали, что в основе всякой болезни лежит определенный «Космос», от природы самоупорядоченный ход (собы­тий)» 12. К представлениям о медицине тесно примы­кает деятельность, чрезвычайно важная в античной жизни — мантика: искусство распознавания и чтения событий и смыслов происшедшего, происходящего и грядущего. В существе самой мантики уже заранее предполагается связь всего со всем, в том числе и человеческой истории. Сюда же примыкает и астрология, согласно которой звездный мир оказывает непосредственное воздействие на отдельного человека. По мнению Кранца, «уже гесиодовские “Дни” являются астрологическими, т. е. вавилонистски ориентированными стихотворениями ранней эпохи» 13, а «астрология является дочерью любой космологии» 14.

Эти и другие представления о связи человека и космоса в культуре Древней Греции имели разрозненный характер или дошли до нас в разрозненном виде. Поэтому мы не погрешим против истины, если скажем, что первый образец цельной картины мира, сводящий воедино вопросы о месте человека в космосе и о природе самого космоса, мы обнаруживаем у Платона. Прежде всего нас будет интересовать один из его последних диалогов «Тимей», изложение космологических вопросов в котором, кстати, уже ведется не Сократом с его ориентированностью на диалектический метод расщепления и на самопознание, а пифагорейцем Тимеем, видящим во всем — от человека до Космоса — математическую гармонию, соразмерность. Эта соразмерность требует, чтобы «все вещи стали как можно более подобны ему самому (Демиургу. — А. П.)» (30 а) 15. Введение платоновским Устроителем образца, которому все подражает, сразу ставит вопрос о целостности Космоса: «Что же это за живое существо, по образцу которого Устроитель устроил Космос? Мы не должны унижать Космос, полагая, что дело идет о существе некоего частного вида, ибо подражание неполному никоим образом не может быть прекрасным» (30 с). Предполагаемое Платоном живое существо, выступающее образцом для создания видимого Космоса, «объемлет все остальное живое по особям и родам как свои части» (30 с). Поэтому-то Устроитель и устроил Космос как «единое видимое живое существо». Что является условием единства в Космосе? Ответ на этот вопрос мыслится, как и все у Платона, органическим способом. Так же как в человеческом и в животном мире потомков объединяет Родитель, — все части Космоса объединяет тот, кто породил весь Космос. Связь, таким образом, оказывается родственной. Тема «родства» в платоновском «Ти­мее» подчеркивается неоднократно и особенно там, где им решаются общие вопросы происхождения Космоса. Космос «родился с помощью божественного провидения» (30 bc), «родилось тело Космоса» (32 bc), «Он (Бог. — А. П.) породил [это существо]» (34 ab). Но, пожалуй, наиболее выразителен тот пассаж о порождении, когда Платон говорит: «И вот когда Отец усмотрел, что порожденное им, это изваяние вечных богов, движется и живет, он возрадовался и в ликовании замыслил еще более уподобить [рожден­ное] образцу» (37 cd). Бог у Платона одновременно и Демиург-делатель, и Отец-роди­тель, и Устроитель-управляющий. Отсюда и тер­ми­но­логия, упот­ребляе­мая Платоном: «сотворил», «породил», «уст­ро­ил». Ни один из этих терминов контекстуально и семантически не противоречит другому. Наоборот  — каждый дополняет другой, фиксируя собой особую сторону потенции Бога. Отсюда и патерналистский харак­тер космологии Платона, на что недвусмысленно обращает внима­ние А. Ф. Лосев в «Примечаниях» к «Тимею». Поскольку же чело­век при создании уподобляется Космосу, постольку он стоит к Космосу и самому Устроителю в родственных отношениях. Так, говоря о калокагатии в «Тимее», Платон замечает, что «дол­ж­но заботиться и об отдельных частях (тела), подражая примеру Вселенной» (88 cd). Или чуть ниже: «Что касается движений, наилучшее из них то, которое совершается (телом) внутри себя и самим по себе, ибо оно более всего сродно (xuggen0hq) движению мысли, а также Вселенной» (89 а). В этой сродности всего со всем в Космосе особенность платоновской и доплатоновской космологии.

Родство человека, Космоса и Демиурга для Платона, как мы полагаем, имело не просто правдоподобную основу в виде мифа, излагаемого Тимеем, но органично вытекало из всей его схематики мира.

В самом деле, Космос не является у Платона вечным «в оба конца», не является он и бесконечным в пространстве. Несмотря на то что он «будет существовать вечно», он сотворен, Творение Де­ми­ур­гом Космоса предполагает момент «начала». Но, как всякое творение, Космос должен был иметь идею, в соответствии с которой он творился, или, как говорит Платон, — образец. От­метим: Бог-Демиург Платона буквально про-мышляет (про-мыс­ливает) Космос как свое подо­бие, творя его из хаоса. Про-мыс­лительная деятельность Демиур­га обнаруживается на всем мире. На всем мире видна «печать», запечатлевшая первоначальный об­разец. Через эту запе­чат­ленность Демиург пребывает в мире. По­это­му он не трансцендентен ему абсолютно.

Раз Космос сотворен и призван к бытию, необходимо найти
связующую нить между создателем и созданием. И такой нитью у Платона оказывается органическая и живая соразмерность. Тем самым ему удается избежать дуализма создателя и мира, т. е. как раз того пути, на который позже встанет Аристотель.

Итак, мы можем конкретизировать понимание Космоса Платоном. Сущность понимания состоит не просто в том, что в Космосе все взаимосвязано, а в том, что все связано родственно. Космос есть живой организм (t9on k)osmon x6#won). Это живое существо есть не просто гигантская амеба, но обладает умом (2ennoun) и одушевленно (2emjucon).

Важно, что у Платона мы находим не просто конструирование Космоса, а его организацию — порождение. Гармоничность и органическая соразмерность Космоса и человека, уподоб­ление второго первому и есть космический принцип Платона. Космос есть живой, одухотворенный и соразмерный организм, и человек является родственной частью этого организма. Точнее и правильнее, — органом божественного Космоса-организма. На этот же момент обращает вни­мание и Кранц, когда говорит, что «нет никакого сомнения, что Платон свои космические гимны обращает не только против старых спекуляций о “многих” космосах, на­пример, вышеописанного анакса­­горовского, но, прежде всего, как противопоставление той принципиально жесткой формулировке, которую представляла атомистика абдеритов, ибо он видел свою высшую задачу в том, чтобы как можно глубже обосновать в своих сочинениях древнеэллинистическое почитание наполненного бога­ми Космоса в противоположность их чисто механистическим теори­ям. То, что это утверждение справедливо, показывает его по­следний труд —”Зако­ны”, так как в нем он уже открыто объ­яв­ляет войну материа­ли­стической космологии своего времени, ново­му образу мыслей, ко­торый хочет разобожествить и раз­оду­хотво­рить космические дела, учению, которое уже представлено “очень многими”» 16. В та­ком механисти­ческом космосе все объяс­няется через t0uch dun)a­mewq (случайную (слепую) силу).

Наличие религиозного основания космологии Платона и понимания места человека в Космосе, исходя из вышеизложенного, не может вызывать сомнений.

Уже ближайший ученик Платона — Аристотель — совершает, как нам представляется, шаг в сторону от платоновского понимания Космоса и самого принципа Платона. Для демонстрации и обоснования этого утверждения обратимся к седьмой главе двенадцатой книги «Метафизики» 17. В самом ее начале Аристотель дает определение перводвигателя. Если то, «что и движется и движет, занимает промежуточное положение, то имеется нечто, что движет, не будучи приведено в движение; оно вечно и есть сущность и деятельность» (Met. XII, 6, 1072 a 23-27). От такого «начала» зависит Космос — Вселенная Аристотеля. Вроде бы, как и у Платона, Богу присуща жизнь, но какая? «И жизнь поистине присуща ему, — говорит Аристотель, — ибо деятельность ума — это жизнь, а Бог есть деятельность» (Met. XII, 7, 1072 b, 26-28).

Но Бог-Демиург-Отец Платона, творя, рождает Космос в соответствии с образцом, которым, по всей видимости, является «живая Идея». Космос — это «единое видимое живое существо» (30 с), стало быть, «образец» есть просто «единое живое существо». «Обра­зец» платоновского Демиурга — это, скорее, его выделенная сущность в отношении к его же творяще-порождающей способности. Образец можно было бы понимать и как пра-идею, и как План, присущие Богу и сущие в нем, но не как нечто, ему предстоящее или стоящее вне его. С другой стороны, Образец живет идеальной жизнью. И здесь видится платоновское предвосхищение аристотелевского «Бога-Ума». Однако на этом сходство и заканчивается. Аристотелевскому Богу-Уму достаточно жить в уме, умом и ради ума, быть «мышлением о мышлении». Совсем иначе у Платона. Его Демиург «промышляет мир». Ему словно не хватает полноты бытия без акта творящего порождения. И он порождает Космос: «единое видимое живое существо». Если Бог Аристотеля — это только «мышление о мышлении», то Бог Платона — это «мышле­ние о мышлении и о твари», т. е. мышление о всем сущем. Здесь мы видим, что «чистая логика» сплетена с «чистой эстетикой», что, собственно, и делает Платона — божественным. В его взглядах есть та симметрия и полнота, которая позднее нарушается, оставляя представления о мире партикулярными.

У Аристотеля Ум «через сопричастность предмету мысли мыслит сам себя» (Met. XII, 1072 b 20), потому что он есть «вечная, неподвижная и обособленная (курсив мой. — А. П.) от чувственно воспринимаемых вещей сущность» (Met. XII, 7, 1073 a 5-6). Арис­то­те­лев­ский космос устроен так, что вся «поднебесная» движется, стремясь к мировому уму как к своей целевой причине, «целевая причина находится среди неподвижного» (Met. XII, 7, 1072 b 1-2), «ибо все упорядочено для одной цели» (Met. XII, 7, 1075 a 18-19). Эта цель, или первопричина отождествляется с Благом. «Между тем, — говорит Аристотель, — начало всех вещей скорее всего благо» (Met. XII, 1075 a 38-39). Таким образом, Бог у Аристотеля выступает в троякой форме: со стороны физической как перво­двигатель (pr6wton kino6un); со стороны метафизической как цель (t0o t0eloq): «там, где при непрерывном движении имеется какое-то окончательное движение, этот предел и есть “ради чего”... » (Phys. II, 2, 194 a 25-35);
и со стороны этической как благо: «однако цель означает [отнюдь] не всякий предел, но наилучший» (Phys. II, 2, 194 a 25-30). Вся природа устремляется к наилучшему пределу.

Совсем другая тональность в понимании высшего блага у Платона. «Рассмотрим же, — говорит Платон в “Тимее”, — по какой причи­­не устроил возникновение и эту Вселенную тот, кто их устроил. Он был благ, а тот, кто благ, никогда и ни в каком деле не испытывает зависти. Будучи ей чужд, он пожелал, чтобы все вещи стали как можно более подобны ему» (Tim. 29 е) (курсив мой. — А. П.).

Платоновское благо — преизбыточно, оно щедротствует собой, отлагая себя же «вовне». «Невозможно ныне, — говорит Платон в “Тимее”, — и было невозможно издревле, чтобы тот, кто есть выс­шее благо, произвел нечто, что не было бы прекраснейшим; меж­ду тем размышление явило ему (курсив мой. — А. П.), что из всех вещей, по природе своей видимых, ни одно творение, лишенное ума, не может быть прекраснее такого, которое наделено умом, если сравнивать то и другое как целое; а ум не может пребывать ни в чем, кроме души. Руководствуясь этим рассуждением, он устроил ум в душе, а душу в теле и таким образом построил Вселенную» (30 ac).

Ничего подобного у Аристотеля мы не обнаружим. Ум его, являющийся одновременно наилучшей целевой причиной, тем, «ради чего» все происходит, «мыслит самое божественное и самое достойное и не подвержен изменениям» (Met. XII, 9, 1074 b 25). Следовательно, «ум мыслит сам себя, если только он превос­ходнейшее и мышление его есть мышление о мышлении» (Met. XII, 9, 1074 b 30-35).

Платоновский Ум-Благо открывает в своем размышлении Космос, наипрекраснейшее существо. Для Аристотеля превосход­ней­шее имеет совсем другую смысловую модальность. Благо Пла­то­на — дарующее и ниспосылающее. Благо Аристотеля, напротив, замкнуто на себе: Бог Аристотеля отрезан не только от человека, но и от мира в целом, имея одну и единственную с ним опосре­дованную связь через приводимую им в движение «последнюю сферу». Благо Платона снисходит в мир через свое подобие, благо Аристотеля трансцендентно миру и человеку, обособлено от них. Его понимание гораздо ближе к пониманию связи Бога и мира в XVII в., в науке Нового времени, призывавшей познать мудрость творца через познание законов сотворенного им мира.

Платон и Аристотель на многие столетия вперед определили две различные ветви понимания Космоса и места человека в нем. Первую, прочно увязывающую мир, человека в мире с творцом мира, и вторую, постулирующую дистанцию, а точнее — пропасть между человеком, миром и создателем мира, пропасть, в которую, как мы можем предположить, устремится позднее человек, потеряв всякую связь с Богом.

Обособленность человека и Космоса от вечного двигателя как неподвижной сущности объясняется общим пониманием сущности и строения Космоса у Аристотеля. Тема «подобия» и «уподоб­ле­ния», из которых «родство», «единство», «соразмер­ность» и «гар­мо­ния» возникают как их следствия, у Аристотеля отсутствует, ибо в его космологической картине отсутствует сам факт творения мира Демиургом, анализируемый им критически в 9-11 главах первой книги «О небе». Небо Арис­тотеля «в своей целокупности не возникло и не может уничто­житься (вопреки тому, что утверждают о нем некоторые),.. оно, напротив того, одно и вечно и... его полный жизненный век (aion) не имеет ни начала, ни конца, но содержит и объемлет в себе бесконечное время» (О небе, II, I, 2836 b 26-30). Концепция не­возникающей Вселенной Аристотеля и его предшественников, фисиологов, заново родившись в материалистических уче­ниях эпохи Возрождения и Нового времени, просуществовала вплоть до начала XX в. и появления в нем эволюционной космологии, недвусмысленно поставившей — теперь уже строго научно — вопрос о «начале». Однако, сделав это, она, естественно, не имела ничего из того багажа, который содержался в «Тимее» Платона — идеи сходства и подобия, и, как мы увидим ниже, потребность обращения к аналогичным воззрениям заявила о себе только в 70-80-е годы нашего столетия.

Итак, в работе «О небе» Аристотель выступает против платоновской одушевленности Космоса. Во второй книге он говорит: «Столь же невероятно, что оно (небо. — А. П.) пребывает вечным под принуждающим действием души; жизнь, которую вела бы при этом душа, равным образом не могла бы быть беспечальной и блаженной...», ибо, «коль скоро она движет его еще и непрерывно, то должна быть лишена досуга и не знать никакого интеллектуального отдыха» (О небе, II, I, 284 a 28-30). Подобное критическое отношение к космической душе Платона сохраняется на протяжении всей работы, в силу чего случайные заявления, такие, как, например, «а небо одушевлено и содержит в себе причину всего движения» (II, 2, 285 a 30), могут восприниматься не иначе, как инородные тела в корпусе сочинения. Об этом прямо говорит и И. Д. Ро­жанский в «Приме­ча­ниях» к работе «О небе» (285 а 29-31): «Мы полагаем, что эту главу с еще большим основанием, чем первую, следует считать вставкой (возможно, отредактированной самим ав­тором) из более раннего сочи­нения Аристотеля, когда он еще при­держивался концепции одушев­ленного зооморфного космоса» 18. Не менее едко иронизирует Аристо­тель над гармонией Платона и пи­фагорейцев в девятой главе второй книги «О небе» (290 b 13-15).

Эти и другие особенности понимания Космоса и места человека в нем в трудах Платона и Аристотеля позволяют сделать следующие выводы.

1. Доминантой античной мысли является, безусловно, убеждение не только в том, что человек связан с Космосом, но и в том, что он зависит он него, что между Космосом и человеком существует психо­физическое подобие.

2. Другой особенностью понимания Космоса оказывается отчетливо распознаваемое разделение практически всех концепций в вопросе о начале мира на две группы — что наиболее ярко видно на примере Платона и Аристотеля. Одна группа, представители которой придерживаются дуалистических взглядов на мир, полагает видимый Космос вечным, чем снимает саму надобность в принципе подобия: нет творения, нет и необходимости в подобии. Другая группа придерживается, скорее, даже не монистических, а холистических взглядов, полагая видимый Космос сотворенным, а потому сосредоточивает внимание на отношении творца к творению. Потребность в объяснении отношения человека к Космосу (Вселенной) и творцу возникала в античности тогда, когда человек и мир (Вселенная), в котором он живет, признавались возникшими.

О «возникновении» такого же рода говорится также в Ветхом Завете, что дало повод некоторым комментаторам уличать Платона в заимствовании им своих взглядов у ближневосточных авторов во время одного из своих путешествий 19. Опуская вопрос о вольности такой интерпретации взглядов Платона, отметим лишь, что именно этим трем течениям мысли — платонизму, аристотелизму и христианству — было суждено определять те мировоззренческие сдвиги, которые имели место в последующей истории. В вопросе же, нас конкретно интересующем — о месте и роли наблюдателя, — такой кардинальный сдвиг произошел в XV-XVII вв. Новая коллизия, возникшая в указанный период, была продолжением, если не завершением, взаимовлияния и противоборства названных выше течений европейской мысли, разрешившихся коперниканским «пере­во­ро­том».

^ Принцип Коперника (Бруно)

Принципом, который предшествовал антропному, с точки зрения Картера, был принцип Коперника, иногда называемый «прин­ци­пом Бруно». На нем строилась вся новоевропейская наука, на­чи­ная с работ самого Николая Коперника по астрономии и космоло­гии.

Если формулировать сам принцип, исходя из содержания работ Коперника и существа обсуждаемой Картером (и всей современной физикой и космологией) проблемы — роли и назначения наблюдателя, то он может быть представлен сле­ду­ю­щим образом: «Факт существования наблюдателя не явля­ется до­статочным основанием для правильного представления о струк­туре Вселенной и, тем более, не определяет ее свойств». Так, сам Копер­ник в работе «О вращениях небесных сфер» (De revolutionibus) говорит: «Следует согласиться, что равномерное движение этих светил представляется нам (курсив мой. — А. П.) неравномерным или в результате того, что полюсы этих кругов различны, или в результате того, что Земля не находится в центре кругов, по которым они вращаются» 20. То абсо­лютное положение в геоцен­три­ческой системе мира, которое занимал наблюдатель преимущест­венно в античности и средневековье, в эпоху Возрождения оказывается поколеблено. В чем причина? Для ответа на этот вопрос необходимо хотя бы коротко рассмотреть предысторию открытия Коперника. Действительно ли Коперник один перевернул все «вверх дном» или он только завершил то, что до него начинали другие?

Той нитью, которая позволит нам приблизиться к искомому ответу, может оказаться обращение к среде, сделавшей из то­руньского ученика того, за кем история прочно утвердила имя свершителя «коперни­канского переворота».

В самом деле, не окончив Краковского университета, Коперник в последние годы XV в. отправляется для завершения образования в Италию — сначала в Болонском университете, а затем в Падуанском. Последний занимает, в связи с интересующим нас вопросом, особенное место. Особенное потому, что в том же Падуанском университете почти за сто лет до Коперника получил образование Николай Кузанский, а непосредственным информа­тором Коперника мог быть круг последователей Пико делла Мирандола, связанный с этим же университетом. Позже с Падуанским университетом будет связано и имя Галилея.

Особенностью итальянских университетов в XV-XVI вв. вообще и Падуанского, в частности, по мнению Чарльза Смита, было то, что в то время как университеты в Париже и Оксфорде имели «строго теологическую ориентацию,.. университеты в Монпелье, Болонье и Падуе делали упор на научно-медицинские исследования» 21. Заложенные ранее, «эти две традиции, — говорит Шмитт, — теологическая и научно-медицинская — продолжаются на протяжении всего шестнадцатого века» 22. Теологически ориентированные университеты опирались в своем обучении студентов на corpus Aristoteli­cum. Поэтому в XV-XVI вв. аристотелизм по-прежнему отождествлялся со схоластикой, которой, как и аристотелизму вообще, противопоставлялось новое течение мысли, получившее почти что программное выражение в корпусе Theologia Platonica Марсилио Фичино.

Известно также, что помимо платоновской и неоплатонической прививки итальянский гуманизм оставил на себе отпечаток другого средневекового течения — учения Каббалы. Практически все названные выше фигуры в той или иной степени испытали влияние указанных течений. Причем влияние их было столь значительно, что какой бы труд мы ни взяли — «Об ученом незнании» Кузанца или «О вращениях небесных сфер» Коперника, — мы в состоянии заметить это влияние.

Чтобы это утверждение не казалось голословным, обратимся к работе Кузанца «Об ученом незнании», увидевшей свет в 1440 г. Само появление работы Кузанца в этом году весьма знамена­тельно. Духовный климат околоитальянской Европы к этому времени существенно меняется. Незадолго до этого события, в 1438 г., Флоренцию посетил в составе посольства византийского императора Иоанна VII Палеолога византийский ритор Георгий Гемистий Плетон. Имея экуменические устремления — объеди­нить восточную и западную церкви, — он приносит с собой учение платонизма, должен­ствующего, по его замыслу, послужить целям «эллинистиче­ской реформы западного христианства» 23. Его пропагандистская деятельность принесла плоды. Под влиянием Плетона Козимо Медичи решает создать Флорентийскую акаде­мию, а подготовка корпуса переводов Платона и неоплатоников поручается молодому сыну придворного врача — Марсилио Фи­чино.

Итак, не будучи профессиональным астрономом, Кузанец тем
не менее в первых двух книгах названной работы развивает такие религиозно-философские взгляды, которые имеют самое прямое отношение к космологическим воззрениям.

По поводу истоков убеждений Кузанца Джованни Сантинелло отмечает, что «теми истоками, которые были значимы для всей его философии, являлись платоно-пифагорейское течение, оказавшее на него влияние через Псевдо-Дионисия, Боэция, Иоанна Скотта и Шартр­скую школу, а также аристотелевское течение через Альберта Великого» 24.

Не менее серьезное влияние испытал на себе Кузанец и со стороны еврейского мыслителя Маймонида, развивавшего отрицательное богословие, согласно которому, «мы можем знать только то, что не есть Бог, но не то, что он есть». И, как отмечает Юлиус Вайнберг, для Маймонида «Бог трансцендентен и вообще не сравним ни
с чем в сотворенной Вселенной» 25. Здесь необходимо особо обратить внимание на тот факт, что «бесконечная Вселенная» XVII-XVIII вв. имеет одним из своих истоков отрицательное богословие. Конечно, в самом отрицательном богословии ни о каких собственно количественных параметрах бесконечности Вселенной, в нашем современном понимании, речь не идет. Здесь присутствует иной ход мысли. Отрицательное богословие берет любое качество, относящееся к этому миру, например, качество «быть смертным», и, образно выражаясь, «прикладывает его» к Богу: (тварное — смертно, Бог — бессмертен), «рождение» (тварь — рождена, Бог — нерожден), «конечность» (тварное — конечно, Бог — бесконечен). Богосло­вие интересуется «земным» качеством и его неприложимостью к Богу. Так, Бог мыслится бесконечным, но ни в коем случае не количественно — ведь он не есть множество, но единство, — а качественно, если «бесконечность» в данном случае понимать как «сверхкаче­ство». И. Хёнигсвальд совершенно справедливо замечает, что «бес­ко­не­чное» появляется теперь как предпосылка для познания; оно оказывается условием, стоящим перед любым вопросом, как свет, ведущий к снятию вопроса» 26. И в этом вопросе Кузанец, по мнению Хёнигсвальда, оказал на Пико, равно как и Дионисий Ареопагит и учение Каббалы, несомненное влияние 27.

Итак, опираясь на указанные выше авторитеты, Кузанец развивает учение о Боге как «абсолютном максимальном единстве». «Абсо­лют­ный максимум, — говорит он, — есть то единое, которое есть все, в нем все, поскольку он максимум; а поскольку ему ничего не проти­воположно, с ним совпадает и минимум.

informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-38.html
informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-43.html
informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-49.html
informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-6.html
informaciya-ob-istorii-issledovaniya-dannogo-otkritiya-sostavlennaya-po-materialam-informacionnih-byulletenej-w-a-r-stranica-7.html
informaciya-ob-itogah-aukciona-na-pravo-polzovaniya-nedrami-s-celyu-geologicheskogo-izucheniya-razvedki-i-dobichi-karbonatnih-porod-na-komarovskom-uchastke-obshie-svedeniya.html
  • occupation.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-po-obsledovaniyu-specialnih-metallurgicheskih-kranov-rd-10-112-6-03-stranica-4.html
  • student.largereferat.info/3-konstitucionnaya-reglamentaciya-finansov-v-zarubezhnih-evropejskih-gosudarstvah-konstitucionnoe-pravo-gosudarstv-evropi-kovachev.html
  • thescience.largereferat.info/iz-istorii-zemnih-religij-atlantida-kniga-adresuetsya-vsem-kto-zhelayut-poznat-istinu-i-aktivno-uchastvovat-v.html
  • zadachi.largereferat.info/neprohodimost-kishechnika.html
  • student.largereferat.info/23-razdel-proektnaya-chast-metodicheskie-ukazaniya-k-diplomnomu-proektirovaniyu-po-specialnosti-351400-prikladnaya.html
  • predmet.largereferat.info/rukovodstvo-po-usvoeniyu-materiala-ue-0.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/rabochaya-programma-po-fizike-dlya-7-klassa-avtor-bahtina-irina-vladimirovna.html
  • ucheba.largereferat.info/prikaz-minzdrava-sssr-ot-21-iyulya-1988-g-n-579-ob-utverzhdenii-kvalifikacionnih-harakteristik-vrachej-specialistov-s-izmeneniyami-ot-25-dekabrya-1997-g-stranica-11.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/razdelov-ii-iv-konvencii-stati-19-56-i-moldavskaya-ekonomicheskaya-akademiya-fakultet-obshaya-ekonomika-i-pravo.html
  • institut.largereferat.info/tairibi-trapeciya-2-saat-masati-oushilardi-trapeciya-zhne-oni-elementtermen-trlermen-tanistiru-trapeciyani-elementtern-tabua-esepter-shiarip-jretu.html
  • obrazovanie.largereferat.info/programma-disciplini-kriminalistika-dlya-specialnosti-030501-65-yurisprudenciya-idlya-napravleniya-podgotovki-030900-62-yurisprudenciya-uroven-podgotovki-bakalavr-avtor-programmi.html
  • crib.largereferat.info/hronika-mapryal-stranica-2.html
  • university.largereferat.info/glava-x-o-tom-chto-sushestvuyut-raznie-rodi-molitvi-o-preskripcii-protiv-eretikov-de-praescriptione-haereticorum.html
  • znaniya.largereferat.info/publichnij-doklad-mou-gimnazii-12-g-belgoroda-za-2010-2011-uchebnij-god-stranica-4.html
  • znanie.largereferat.info/azastan-respublikasi-blm-zhne-ilim-ministrlgn-bjrii-2015-zhili-18-mausim-393-astana-alasi.html
  • universitet.largereferat.info/tehnicheskoe-opisanie-instrukciya-po-ekspluatacii-remontu-montazhu-i-tehnicheskomu-obsluzhivaniyu-s702190-00-00-000-to-stranica-4.html
  • shkola.largereferat.info/problema-narusheniya-eticheskih-norm-zhurnalistiki.html
  • urok.largereferat.info/professionalnij-soyuz-rabotnikov-obshego-mashinostroeniya-rossijskoj-federacii-centralnij-komitet-profsoyuza.html
  • doklad.largereferat.info/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-osnovi-etologii-nazvanie.html
  • doklad.largereferat.info/ufos-urwelt-ungeheuer-das-grobe-buch-der-sensationen-stranica-9.html
  • letter.largereferat.info/o-piroksenah-lebedinskogo-differencirovannogogiperbazit-bazitovogo-intruziva-v-zapadnom-sektoresibirskoj-platformi-i-voprosah-ego-genezisa.html
  • literature.largereferat.info/chast-i-psihologiya-obsheniya-socialno-psihologicheskij-praktikum.html
  • laboratornaya.largereferat.info/razrabotka-programmi-kompleksnogo-osvoeniya-podzemnogo-prostranstva-gorodov.html
  • knigi.largereferat.info/sootnoshenie-sil-i-sredstv-k-5-dekabrya-1941-g-metodicheskoe-posobie-po-provedeniyu-uroka-1-sentyabrya-2006-g.html
  • notebook.largereferat.info/informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-14-715-25-aprelya-2011-g-stranica-11.html
  • zanyatie.largereferat.info/nalogovaya-sistema-rossii-chast-4.html
  • upbringing.largereferat.info/konferencij-seminarov-i-t-d.html
  • znanie.largereferat.info/5-prekrashenie-trudovogo-dogovora-zaklyuchenie-trudovogo-dogovora.html
  • college.largereferat.info/1-1primernaya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-poop-vpo-po-napravleniyu-podgotovki-magistrov-220400.html
  • otsenki.largereferat.info/socialnaya-situaciya-razvitiya-v-nepolnoj-seme.html
  • urok.largereferat.info/problemi-zakonnosti-v-rossijskoj-federacii-chast-10.html
  • znaniya.largereferat.info/razdel-vechnih-istin-nemerknushij-svet-biblioteka-i-zakon.html
  • paragraf.largereferat.info/zadacha-15-rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-ekonomika-predpriyatiya-v-industrii-gostepriimstva-i-turizma-nazvanie-disciplini.html
  • tetrad.largereferat.info/valyuta-i-ee-konvertaciya-chast-6.html
  • zadachi.largereferat.info/platezhnie-internet-sistemi.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.